Дом Всех Святых

Альбом выпущен в интернете 16 сентября 2022 года

 

БГ голос гитара

АТ бас

КТ клавиши рояль аккордеон

АС скрипка оркестр

LB drums percussion whistling
 
ГГ percussion

BF flute whistles
 
АЗ  bkw guitar

ИТ  bv, саксофон, мандолина

+

James Hallawell keyboard, mellotron,  bv, recording, mixing

+

Leo Abrahams guitar universe (2, 6, 12)

Лидия Кавина терменвокс (5, 14)

Ольга Глазова гусли (13) 

Sly & Robbie drums and bass (3)

The Kickhorns (3, 10) 

Оркестр Всех Святых {под упр. АС} (4, 5, 7, 10, 11, 12)

Хор Всех Святых (6, 9)

Brinsley Schwarz (4)

Eliza Carthy violin (13)

Phil Cunningham accordion (13)

Duncan Chisholm violin (13)

Dr. Uillean pipes (3, 4)

Krishna Das harmonium (7) 

Mgzavrebi choir, organ, percussion (3)

Sheema Mukherjee - sitar, bansuri  (7)

Ustad Kamal Sabri - sarangi (7) 

Nigel Eaton Hurdy Gurdy  (8) 

Griselda Sanderson Nyckelharpa  (8)

Terry bkw guitar (11)

Joe Brown ukulele (10)

 

Mixed by Jerry Boys, Chris Kimsey, James Hallawell, Марк Титов

Masterered by Chris Kimsey 

 

Колдуй баба, колдуй дед,
В чистом небе грязный след,
Как-то завелась эта гниль и мразь,
Никакого завтра больше нет.

Колдуй викинг, колдуй йог,
То, что с неба нам не впрок,
А жёлтая река слишком глубока, 
Осталось лишь кричать, что 

                                        с нами Бог.

Меж воронок жгут огни
Всё это не мы, 
                 всё это они
Гой еси, ядрёна вошь
Против самого себя 
                 не попрёшь

Как от этой ворожбы
В сердце выросли гробы
Была наша душа, 
                 ох как хороша 
Чёрным дымом 
                 из трубы

Колдуй баба, 
                 колдуй дед
Сотни лет - один ответ. 
Но пока дышу, 
                 я всё-таки прошу
Чтобы к нам 
                 вернулся ясный свет
Ясный свет

У меня была тень - как от здесь до стены
Мои руки и ноги были связаны 
Я лежал как кинжал до тех пор, пока 
Кое-кто не налил мне вина из песка

На тебе был штрих-код, но я его не прочел
Твои губы как мед, но я боюсь твоих пчел  
Но все трын-трава, когда внизу облака  
И мы взлетаем как лом с вином из песка  

Вино из песка, вино из песка 
Мать всех ветров и отец сквозняка 
Как я люблю твой хрустальный покой 
Когда ты под рукой у меня, вино из песка  

Так откройте мне дверь на счет один, два и три  
Чтобы ветер сдул пыль со всего, что внутри  
Чтобы ясным был глаз и твердой рука  
И, пожалуй, налей мне еще вина из песка

Здравствуй, новый день
Такого ещё не было прежде
Если ты куда-то собрался, семь раз отрежь и отмерь
На лестничной клетке уже стоят в спецодежде
Не выходи за дверь, не выходи за дверь

Новости сегодня - выгребная яма
Специально обученные люди несут несусветную херь
А если твои ноги ходят не налево, а прямо - 
Не выходи за дверь

Все пронумерованы, а в очереди всё равно драка
Хотя всем гарантирована тухлая тяжёлая вода
Но если ты не хочешь кончать на цепи как собака 
Не принимай от них подачек, вырви из себя провода

А солнечный свет не зависит от погон управдома
Нет места, кроме здесь, времени, кроме теперь
С тех пор, как я проснулся, я не ночую дома
А здесь в лесах и полях никто не помнит как выглядит дверь
Не выходи за дверь

У дождика столько ног
Сколько воды в небе
И дождику всё равно
Куда он идет ими
Дождику всё равно 
Но капли его падают в наше кино
А я бы хотел, чтобы мы
Вышли отсюда сухими

В море тысячи волн -
У каждой своё дело
И нет у волны важней
  дела, чем пятнашки
Море качается раз -
Шторм налетел, мир мигнул и погас
Но ты посмотри - этот шторм  
В крохотной чашке

Ты посмотри - какая вокруг благодать
Нет таких слов ни в одном языке
Но сможешь ли ты угадать - 
Что у меня для тебя в правой руке? 

А радуга ждет, когда
Люди о ней вспомнят
И если всё станет вокруг
Странно и незнакомо
Мы ей скажем о том
И радуга станет для нас мостом
И вместе с тобой мы дойдём по ней
Прямо до дома

В руинах транспортного цеха
Живет великий Змей Морской. 
Его ударил бог матмеха 
Доской.

У нас раздолье обалдуям;
Повсюду дембель с Дебюсси;
Мы мировой пожар раздуем -
А ты гаси.

А он - слепой и раскалённый -
Как ставший дьяконом хасид,
В своей тоске неутоленной  
Висит.

Разрешите мне снять с себя пурпур
Распустить караул у дверей
И, как брошенный с паперти дрон-камикадзе
Исчезнуть, где сумрак ветвей
Без имени, без оправдания
Как ещё не написанный стих
Куда б я ни шёл, куда мне идти
Как не в Дом Всех Святых

Над мансардой беспечного детства
Нависает пружина в часах;
Мы пришли в этот мир 

                      коррективой судьбы,
Невозможны, как вещь в небесах;
И ты можешь быть Волком Асгарда,
Бэби Йодой, что скромен и тих -
Но - кем бы ты ни был - 
В конце тебя ждёт Дом Всех Святых

Дом Всех Святых
Дом Всех Святых
Кем бы ты ни был, в конце тебя ждёт
Дом Всех Святых

Перестань делать вид, что ты брошен
Перестань есть с газонов цветы
Перестань волноваться за судьбы Земли
Она много прочнее, чем ты
Сколько можно кричать, что ты жертва
Что мир бьёт копытом в поддых
Если высохнут слезы, ты увидишь свой вход
В Дом Всех Святых

У околицы за частоколом
Не видать ни одной борозды
Но это как венгр под полом —
Непорочен до первой звезды

Одиночество — зябкая птица
Одиночество — шаг на карниз 
Смотреть, как попавший в медовый капкан
С грохотом рушится вниз
Но когда облетит позолота
С любимых, родных и своих
Одиночество введёт тебя за руку
В Дом Всех Святых

Анна-Ванна повесила шторы
Ядвига свалила в буфет
Иннокентий уехал на сборы в Китай
Серёги уж семь лет как нет
Но здесь никто не просил искупления
Здесь видали в гробу всех крутых
И когда мы проснемся, мы войдём, как к себе домой
В Дом Всех Святых

Дом Всех Святых
Дом Всех Святых
Кем бы ты ни был, в конце тебя ждёт
Дом, Дом
Дом Всех Святых
Дом Всех Святых
Когда мы проснёмся, мы войдём, как к себе домой
В Дом Всех Святых

Кто бы взял мою обиду
И уплыл бы с нею в море
Привязал тяжёлый камень
И пустил её на дно

В мире б сразу стало тихо
Мир бы перестал петь песни
И пошёл, куда глаза глядят
Меж деревьев - как во сне
Как во сне

Если б мы могли услышать
Что о нас молчат деревья
Нас бы снёс и разметал
Когнитивный диссонанс

И мы б летели над землёю
Устремив глаза на звёзды
Больше ничего не зная
И отныне - всё без нас
Всё без нас

Далеко под нами горы
Далеко внизу дома и птицы
И тяжёлы чёрны волны
Что нас примут как родных

А свет не знает, как нам плохо
Свет не знает, как прощаться
Светит в мир, не отрываясь
Из безнадёжных наших глаз
Наших глаз

Я восхищён элементом вороны 
Над проспектом Обуховской обороны
Он восхищён элементом вороны 
Над проспектом Обуховской обороны

Лепо ли наказывать слепому дельфину 
Читать жития святых задом наперед?
Лепо ли заказывать слепому дельфину 
Читать жития святых задом наперед?
Особенно если на улице солнце
И радуга сама так и просится в рот

Сколько ни сбрасывай барышень с воза
Каждая считает, что воз приехал за ней
Кобыла косит ироническим глазом -
Снег все сильней и сильней
И когда мы растаем, как пыль на ветру
Наше место займут семеро из-под камней

Учение - свет, а неучение - тьма
Снаружи эльдорадо, а внутри тюрьма
Горе не от сердца, горе всегда от ума
Не пытайся бальзамировать жизнь -
Она разберется сама
Учение - свет, а неучение - тьма

Даже если выманить красавицу с яхты
Слаще не станет, там сплошной сукразит
Сдать в химчистку паруса корабля
Пропустить через цифру, выставить на депозит
Оказавшись в аду, иди как хозяин
Святость нам с тобой не грозит

Учение - свет, а неучение - тьма
Снаружи буги-вуги, а внутри тюрьма
Горе не от сердца, горе всегда от ума
Не пытайся бальзамировать жизнь - 
Она разберется сама
Учение - свет, а неучение
Учение - свет, а неучение
Учение - свет, а неучение - тьма

Мои сокровища просты - 
Немножко я, немножко ты
И та река с дальних-дальних гор
Где травы да цветы

Я долго думал, где взять ток;
Ходил на запад и восток;
Но мне не впрок пить до дна - 
Мне нужен лишь глоток;
Всего один глоток

Дай мне то, что нам нужно вместе;
Воставь всё, что вверх дном:
И мы течём, как река - 
С неба, где наш дом.

Среди полей стоит состав;
В нём от бессмертия устав, 
Сидит ковбой, умный сам собой,
Весь из ветвей и трав.

А нам так хотелось спать;
Но под кроватью дремлет тать
И я сказал - смотри, тронный зал;
Пора идти плясать.

Дай мне то, что нам нужно вместе;
Воставь всё, что вверх дном;
И мы течём, как река - 
С неба, где наш дом.

Дай мне то, что нам нужно вместе;
Воставь всё, что вверх дном;
И мы течём, как река - 
С неба, где наш дом,
В небо, где наш дом.

Королям листопада, 

              когда наступает весна,
Некуда спрятаться 

                 от благодатного света.
Вынь и выброси sim, эта река называется Лета;
Камни на том берегу подтвердят под присягой, что эта дорога ясна
Королям листопада, когда наступает весна.

В электрическом небе нет 

                   и не может быть звёзд;
Радость звезды мешает движению сигнала.
У нас было всё - нам было мало;
Знак, что выжжен тавром на груди, недвусмысленно прост - 
В электрическом небе нет и не может быть звёзд.

А там, где нечего знать;
Там, где расступаются своды,
Можно рухнуть навзничь в восход
И черпать его ладонями, и пить.
Не переставать.

Как бы то ни было, 

                нам не к лицу белизна;
На грязно-сером наши улыбки светлее.
Мир перечеркнут надвое 

                                   строчкой огня,
Мир уже тлеет
И нет никого, кто принес бы добрую весть ценителям вечного сна - 
Королям листопада, когда наступает весна.

Ох, папайя, маракуйя
Налетели в чистом теле
Выстроили памятник 
И ищи теперь, свищи, где он я 

Вот лежит дорога столбовая в чистом поле 
Дорога из одного ада в другой 
А поодаль в поле дерево с железными ветвями 
А кто глядит с него – лучше не спрашивай  

Ох, папайя-маракуйя
Нависелся на суку я 
Рвал рубаху на груди, тоскуя
И кричал с похмелья жуткого 
Меня гнули как деревце
Теперь никто никуда не денется 
В ледяном ковше вода пенится 
И ты чувствуешь, я смотрю в тебя 
Махамайя 

Раньше я писал песни 
Раньше я умел про то, что важно 
Раньше все знали, что я из светлых 
То ли голос был, то ли эхо 
Но снегом на голову - Один;
Откуда ни возьмись - Ахура Мазда;
И, само собой, та, что с краю -
И пошло, пошло-поехало. 

Ох, папайя-маракуйя, 
Дай подкину огоньку я 
Отморозило жить всухую
И не ползу, и не летаю я 
Эй вы мелочь, брысь в стороны!
Ко мне, мои вороны! 
Пробит насквозь и разорван
Я всё равно стою и я узнал тебя 
Махамайя 

А нам бы посидеть дружно 
Нам бы зябко - так открыть в печь дверцу
А из печки - хлоп - три медведя 
С саморезами, да за околицу 
И стало ни сказать как душно 
Стало из груди вырвать сердце
И с верхей ветки вниз головою
Чтобы наконец успокоиться 

Ох, папайя-маракуйя 
Мы летели атакуя 
Подкосили ноги на скаку 
Ох сестра, сыра земля, принимай меня! 
И она расступилася
Стояла башня да покосилася
Вот и вся моя сила слилася 
И не в ад меня, и не в рай меня
Махамайя

Я не помню, кто сказал мне 
Нам всем гореть в огне - это точно
Выгораживали нас всем миром
Да никогда нас не выгородить
Я слыхал меж своими
Уговорить огонь не жечь и точка
Потому что у огня есть имя
Да никому из нас его не выговорить 

Ох, папайя-маракуйя
Подставляю грудь штыку я 
Штык ломается, рвется сбруя
Ох мать родная, ночь кромешная 
Налетели, завертели
Но пока эта душа горит в теле 
Я без тормоза, я на пределе 
И всё, что ты даешь - принимаю я
Махамайя

Ангелов нам было мало 
Нанесло еще чертей
А на дворе гармонь играла 
На все пятнадцать четвертей

Я не я и лошадь не моя
Непереносимая легкость бытия
Небо и земля - вот моя семья
И как тебя искать, знаю только я  

Куда бы я не шел - все травы да цветы
Куда бы не смотрел - там ты
Все мои желания, все мои мечты
И как меня найти, знаешь только ты