Радио Африка

Альбом записан с конца зимы по 24 июля 1983 года. Вышел в самиздате

Запись: Андрей Тропилло (Дом Юного Техника) и Виктор Глазков (MCI)

Все песни - БГ / Аквариум, кроме (9, 12) - С. Курехин

БГ - вокал, гитара 
Дюша - флейта, вокал
Сева - виолончель, вокал, бас (5, 11)
Фан - бас, перкуссия 

Александр Ляпин - гитара 
Сергей Курехин - клавишные
Михаил Кордюков - ударные (3,4,5,9,10,11,13) 
Петр Трощенков - ударные (1, 6, 14)
Евгений Губерман - ударные (2, 3 )
Александр Кондрашкин - ударные, перкуссия (13)

Игорь Бутман - саксофон 

Александр Титов - бас (10)
Владимир Грищенко - бас (8)

Фото: Вилли

Борис Гребенщиков:

Уже два лета прошло в массово-ночных велосипедных катаниях по популярному тогда курорту Солнечное (см. "Музыку Серебряных Спиц").

В таком ключе и начался альбом - сначала в любимом Доме Юного Техника, а потом Тропилло каким-то образом договорился с приехавшим в Филармонию звукозаписывающим фургоном MCI. По ночам мы, прячась от пристальных взглядов милиции, подозрительно наблюдавщих за фургоном с другой стороны улицы, залезали в первую увиденную нами 16-канальную студию и претворяли мечты в жизнь. А мечтой было сделать полнокровную разнообразно позитивную пластинку. Что и произошло. Тут и Курехин с Бутманом и общим джазом, и наше "reggae", и обратные гитары с барабанами, и хор шаолиньских монахов, и Ляпин, c которым мы, наконец, нашли общий язык, - все это в сумме и породило желаемый эффект.

Кто только не приложил руку к записи "Африки" - Майкл Кордюков ("Время Луны", "Змея", "С Утра Шел Снег"), Женя Губерман ("Капитан Африка"), Гриня ( А. Грищенко; басист, приведенный Курехиным еще в период "Табу" - на "Искусстве Быть Смирным"). Лиля - тогдашняя жена Ляпина - подпела на "Мальчике Евграфе". Севка сыграл на басу в том же "Мальчике" и "Вана Хойе". Пришел даже Гриша Соллогуб из "Странных Игр" - записывать гармошку в "Вана Хойю", но гармошка радикально не строила с фонограммой, и пришлось, скрепя сердце, ею пожертвовать.

На записи "РА" впервые появился Тит, когда никому не удалось записать простой моторный бас во "Времени Луны", Дюша вспомнил о старом знакомом басисте, где-то встретил его и попросил помочь нам; Александр скромно зашел в фургон, послушал трэк и записал бас с первого раза. Я был поражен и задумался.

"Время Луны" и "Снег" были написаны во время моих побегов с работы домой (я сторожил гараж каких-то бань и по ночам ходил домой спать). "Мальчик Евграф" - в такси с Цоем и Марьяной; мы ехали к ним домой с мешком красного вина и опаздывали, ибо там нас уже дожидался Курехин.

Когда запись была закончена, мы микшировали ее всю ночь, закончили в десять утра и поехали в Выборг играть на фестивале. Там Тит и получил формальное приглашение играть в Аквариуме, на что с энтузиазмом согласился. В ознаменование этого все, кто были на фестивале, напились и всю ночь купались голые в озерах-фьордах парка Монрепо (по-моему, прямо в центре города Выборга). Насколько я помню, в это время вообще было comme il faut ходить голыми в общественных местах.

Всеволод Гаккель:

На запись приходили те, кого удавалось собрать в этот день. Это мог быть Петя Трощенков или Майкл Кордюков. 
Неожиданно пришел Женя Губерман, но в студии не оказалось полной ударной установки, и в песне "Капитан Африка" он сыграл на одном малом барабане. 
Когда записывали песню "Мальчик Ефграф", Ляпин пришел со своей тогдашней женой Лилей, и мы с ней и Дюшей записали трехголосные подпевки. В этой же песне мне пришлось сыграть на басу, а также в "Вана Хойя" и еще где-то.

Как-то ночью мы с Ляпиным то ли после репетиции, то ли после концерта тащились по Малой Садовой в поисках алкоголя и набрели на мобильную студию, которая была пришвартована к "Дому Радио". Дверь была приоткрыта и оттуда доносилась музыка Beatles. Мы были очень коммуникабельны и решили заглянуть. Мы были с инструментами и ребята, которые там были, нас не испугались и пригласили зайти.

Это оказалась фантастического уровня шестнадцатиканальная студия. Мы познакомились с Виктором Глазковым и уже через несколько дней писали треки, которые не успели сделать у Тропилло.

Доверься мне в главном,
Не верь во всем остальном;
Не правда ли, славно,
Что кто-то пошел за вином?
Остался лишь первый месяц,
Но это пустяк.
Когда я был младше,
Я не знал, что может быть так;
Они стоят, как камни в лесу,
Но кто подаст им знак?

Мы ждали так долго,
Что может быть глупее, чем ждать?
Смотри мне в глаза,
Скажи мне, могу ли я лгать?
И я ручаюсь,
Я клянусь на упавшей звезде:
Я знаю тропинку,
Ведущую к самой воде;
И те, что смеются среди ветвей,
Им будет на что глядеть
Под музыку серебряных спиц...

Я где-то читал
О людях, что спят по ночам;
Ты можешь смеяться,
Клянусь, я читал это сам.

О, музыка серебряных спиц;
Музыка серебряных спиц...

Фантастический день: моя природа не дает мне спать,
Пожарные едут домой: им нечего делать здесь.
Солдаты любви, мы движемся, как призраки
Фей на трамвайных путях;
Мы знаем электричество в лицо, но разве это повод?
Развяжите мне руки;
Я вызываю капитана Африка...

Сколько тысяч слов - все впустую,
Или кража огня у слепых богов;
Мы умеем сгорать, как спирт в распростертых ладонях;
Я возьму свое там, где я увижу свое:
Белый растафари, прозрачный цыган,
Серебряный зверь в поисках тепла;
Я вызываю капитана Африка...

Когда заря
Собою озаряет полмира,
И стелется гарь
От игр этих взрослых детей.
Ты скажешь: "Друзья, чу,
Я слышу звуки чудной лиры";
Милый, это лишь я пою
Песнь вычерпывающих людей;

Есть книги для глаз
И книги в форме пистолета.
Сядь у окна,
И слушай шум больших идей;
Но если ты юн, то ты -
Яростный противник света; это -
Еще один плюс
Песням вычерпывающих людей.

Есть много причин
Стремиться быть одним из меньших.
Избыток тепла всегда
Мешает изобилию дней.
Я очень люблю лежать
И, глядя на плывущих женщин,
Тихо мурлыкать себе
Песни вычерпывающих людей.

Приятно быть женой лесоруба,
Но это будет замкнутый круг.
Я сделал бы директором клуба
Тебя, мой цветок, мой друг...

Когда заря
Собою озаряет полмира,
И стелется гарь
От игр этих взрослых детей,
Ты скажешь: "Друзья, чу,
Я слышу звуки чудной лиры",
Ах, милый, это лишь я пою
Песнь вычерпывающих людей...

У каждой женщины должна быть змея;
Это больше чем ты, это больше чем я;
У каждой женщины должна быть змея...

Это день, это день, он такой же, как ночь, но жарче;
Это вода, это вода, в ней яд - прочь;
Это мы, мы коснулись воды губами,
И мы будем вместе всю ночь...

Я скажу тебе: "Скипси драг, скипси драг";
Я скажу тебе, я скажу тебе: "Скипси драг"...

Это день, это день,он такой же, как ночь, но жарче;
Это вода, это вода, в ней яд - прочь;
Это мы, мы коснулись воды губами,
И мы будем вместе всю ночь,
Мы будем вместе всю ночь...

Какие нервные лица - быть беде;
Я помню, было небо, я не помню где;
Мы встретимся снова, мы скажем "Привет", -
В этом есть что-то не то;
Рок-н-ролл мертв, а я еще нет,
Рок-н-ролл мертв, а я...
Те, что нас любят, смотрят нам вслед.
Рок-н-ролл мертв, а я еще нет.

Отныне время будет течь по прямой;
Шаг вверх, шаг вбок - их мир за спиной.
Я сжег их жизнь, как ворох газет,
Остался только грязный асфальт.
Но рок-н-ролл мертв, а я еще нет,
Рок-н-ролл мертв, а я...
Те, что нас любят, смотрят нам вслед.
Рок-н-ролл мертв, а я...
...еще нет.

Локоть к локтю, кирпич в стене,
Мы стояли слишком гордо, мы платим втройне
За тех, кто шел с нами, за тех, кто нас ждал,
За тех, кто никогда не простит нам то,что
Рок-н-ролл мертв - а мы еще нет,
Рок-н-ролл мертв, а мы...
Те, что нас любят, смотрят нам вслед.
Рок-н-ролл мертв, а мы...
Рок-н-ролл мертв, а я еще нет,
Рок-н-ролл мертв, а я...
Те, что нас любят, смотрят нам вслед,
Рок-н-ролл мертв, а я...

Шао-Линь, Шао-линь...

Я выкрашу комнату светлым,
Я сделаю новые двери.
Если выпадет снег,
Мы узнаем об этом только утром.
Хороший год для чтенья,
Хороший год, чтобы сбить со следа.
Странно, я пел так долго,
Возможно, в этом что-то было.
Возьми меня к реке,
Положи меня в воду,
Учи меня искусству быть смирным,
Возьми меня к реке.

Танцевали на пляже,
Любили в песке,
Летели выше, чем птицы,
Держали камни в ладонях:
Яшму и оникс; хрусталь, чтобы лучше видеть;
Чай на полночных кухнях -
Нам было нужно так много.
Возьми меня к реке,
Положи меня в воду,
Учи меня искусству быть смирным,
Возьми меня к реке.

Я выкрашу комнату светлым,
Я сделаю новые двери.
Если ночь будет темной,
Мы выйдем из дома чуть раньше,
Чтобы говорить негромко,
Чтобы мерить время по звездам;
Мы пойдем, касаясь деревьев,
Странно, я пел так долго.
Возьми меня к реке,
Положи меня в воду,
Учи меня искусству быть смирным,
Возьми меня к реке.

Ом, хохом.
Ом, хохом.
Ом, хохом.
Ом, хохом.
Ку-ку-кум фифи
Ку-ку-кум фифи
Ку-ку-кум фифи
Фи

Я видел вчера новый фильм,
Я вышел из зала таким же, как раньше;
Я знаю уют вагонов метро,
Когда известны законы движенья;
И я читал несколько книг,
Я знаю радость печатного слова,
Но сделай шаг, и ты вступишь в игру,
В которой нет правил.

Нет времени ждать,
Едва ли есть кто-то, кто поможет нам в этом;
Подай мне знак,
Когда ты будешь знать, что выхода нет;
Структура тепла,
Еще один символ - не больше, чем выстрел,
Но, слышишь меня: у нас есть шанс,
В котором нет правил.
Время Луны - это время Луны;
У нас есть шанс, у нас есть шанс,
В котором нет правил.

Мальчик Евграф
Шел по жизни, как законченный граф,
Он прятал женщин в несгораемый шкаф,
Но вел себя как джентльмен,
И
Всегда платил штраф;

Он носил фрак,
Поил шампанским всех бездомных собак,
Но если дело доходило до драк,
Он возвышался над столом,
Как
Чистый лом;
Он был
Сторонником гуманных идей;
Он жил
Не зная, что в мире
Есть столько ужасно одетых людей;

Он верил в одно,
Что очень важно не играть в домино,
Ни разу в жизни не снимался в кино,
И не любил писать стихи,
Предпочитая вино;

Он ушел прочь,
И не в силах пустоту превозмочь,
Мы смотрим в точку, где он только что был,
И восклицаем: "Почему? Что? Как?
Какая чудесная ночь!" -
Но я
Считаю, что в этом он прав;
Пускай
У нас будет шанс,
Что к нам опять вернется мальчик Евграф...

(инструментал)

Выключи свет,
Оставь записку, что нас нет дома.
На цыпочках мимо открытых дверей
Туда, где все светло, туда, где все молча.

И можно быть
Надменной, как сталь,
И можно говорить,
Что все не так, как должно быть,
И можно делать вид,
Что ты играешь в кино
О людях, живущих под высоким давленьем,
Но
С утра шел снег,
С утра шел снег;
Ты можешь делать что-то еще,
Если ты хочешь, если ты хочешь...

Ты помнишь, я знал себя,
Мои следы лежали, как цепи,
Я жил, уверенный в том, что я прав,
Но вот выпал снег, и я опять не знаю, кто я.

И кто-то сломан и не хочет быть целым,
И кто-то занят собственным делом,
И можно быть рядом, но не ближе, чем кожа,
Но есть что-то лучше, и это так просто;
С утра шел снег,
С утра шел снег;
Ты можешь быть кем-то еще,
Если ты хочешь, если ты хочешь...

Искусственный свет на бумажных цветах -
Это так смешно;
Я снова один, как истинный новый романтик.
Возможно, я сентиментален -
Таков мой каприз...

Нелепый конец для того,
Кто так долго шел иным путем;
Геометрия лома в хрустальных пространствах;
Я буду петь как синтезатор -
Таков мой каприз...
...Еще один, упавший вниз,
На полпути вверх...
Архангельский всадник смотрит мне вслед;
Прости меня за то, что я пел так долго...

Еще один, упавший вниз.